Живая память казачьих музеев

Казачья слава всегда находила свое отражение не только в победах, завоеванных землях и легендах, но и в различных, вполне материальных вещах: именном оружии, знаменах, наградах и грамотах. Неудивительно, что казаки всегда хотели эти вещи сохранить для потомков – так и рождались казачьи музеи.

 

Подробнее...

 

«Я Суриков, русский казак…»

По-казацки кованый

Василий Суриков родился в Красноярске, происходил из казачества и очень гордился этим. Став всемирно известным художником, академиком живописи, во время заграничных поездок он представлялся просто. Предельно просто: «Я Суриков, русский казак».

Конечно, слово «cossack» в девятнадцатом веке было в Европе на слуху – помнили здесь и о наполеоновских войнах, и о крымской, и о двух турецких - так что подобное представление вполне могло повергнуть европейца в трепет. Однако вряд ли живописец добивался такого эффекта – все современники, оставившие воспоминания о  Василии Ивановиче, отмечали, что был он молчалив, «преподносить» себя не любил.

Подробнее...

   

Достойны кисти баталиста

Трудно найти человека, равнодушного к батальной живописи. Кажется, в ней есть все, что так ценят любители высокого искусства –  яркие и запоминающиеся образы, масштаб и экспрессия,  сила чувств и монументальность.

Подробнее...

   

«Уходили мы из Крыма…»

«Донской Есенин», «баян российского казачества» - долгое время эти лестные оценки таланта Николая Туроверова звучали исключительно на чужбине. И если «поэт в России – больше, чем поэт», то трудно переоценить роль этого донского казака в жизни тех, кто оказался в вынужденной и мучительной эмиграции.

 

Подробнее...

   

Песня Великой Победы

Эту песню мало кто знает "по имени".

Что нам говорит сухая, скупая фраза "Казаки в Берлине"?... Будто речь идет о всеми забытом взятии немецкой столицы во времена правления императрицы Елизаветы. А вот бойкая строка припева "Едут, едут по Берлину наши казаки" тут же  создает образ звучной, словно цокот копыт, песни.

Подробнее...