Что значит «стремя в стремя»?

Военная лексика казачества

Жизнь казака проходила в походах и сражениях. Этот особый воинский быт запечатлен прежде всего в языке казачества, который хранит в себе накопленный веками опыт походной жизни, особого отношения к товарищам по службе, к «справе» и оружию.

Язык – важнейший источник, который позволяет нам сегодня глубже понять мировоззрение казака, его взгляды на свое призвание. Многие из слов и выражений, рожденные в казачьей среде, стали расхожими и, употребляя их, мы не всегда задумываемся об их казачьем происхождении.

 

Например, в русском языке известен глагол «атаманить» в значении  «руководить, командовать». Откуда он пошел? Военно-административным начальником в казачьих областях и высшим начальником в казачьих войсках был атаман – выборное лицо. В казачестве избирались атаманы хуторской, станичный, окружной (выборные начальники  соответственно хутора, станицы, округа). Во время походов, войны выбирался походный, или кошевой, атаман. Был также наказной (наказный), войсковой атаман - начальник казачьего войска, который назначался царем. Заметим, что в настоящее время в связи с возрождением казачества вновь в станицах и хуторах избираются атаманы.

Формой самоуправления в казачестве был казачий круг общее собрание казаков, где решались все основные вопросы жизни, не только военные. Различались: войсковой круг как высшее военное собрание казачества, орган казачьего воинского управления при войсковом атамане, окружной / станичный круг - орган казачьего воинского управления при окружном или станичном атамане. Своеобразие казачьей военной жизни отразилось и в таких словах и выражениях, как «сбить войсковой (окружной, станичный) круг» - собрать войсковой (окружной, станичный) круг; «вывести на круг», то есть поставить перед судом общества. Возникли такие выражения – «сиденка» (дежурство казаков при станичном правлении), «сиделец» (дежурный  при станичном правлении), «односум», «полчанин (полчан - сослуживцы по армии, по полку и др.

До настоящего времени в традиционном донском диалекте, особенно в рассказах, воспоминаниях казаков продолжают употребляться специфические слова и выражения, отражающие старинный казачий быт, военные занятия. К ранее приведенным словам и выражениям можно добавить: есаул, сотник, атаманец. Атаманцами называли на Дону казаков, которые служили в Атаманском полку (это полк лейб-гвардии русской армии, состоявший из специально отобранных казаков и несший службу при царском дворе) . Обычно туда отбирали рослых и красивых казаков.  В дальнейшем стали употреблять это слово в переносном значении, говоря о ком-либо видном, статном, красивом.

С особенностями военной жизни мужчин связано и появление на Дону таких лексем, как жалмерка, полчанка, односумка, отражающих положение одиноких женщин, мужья которых ушли на службу.

Если специальные слова и термины непосредственно указывают на исконный род занятий казаков, то устойчивые выражения, широко представленные в диалекте, содержат подобную информацию нередко завуалировано. Пословицы, поговорки  и фразеологизмы доносят до современников  отголоски давних  событий, в которых сконцентрированно  отражен  путь формирования казачества как особого субэтноса русского народа, сложности исторического пути казаков.

Поскольку основным видом  занятий казачества была деятельность военного характера, со временем в их языке начинают активно употребляться слова и выражения, используемые в профессиональной речи военных: «скрасть караул», «добыть языка», «стоять на слуху», «пойти или поступить лавой» и др., многие из которых в более поздний период переосмысливаются и начинают функционировать в казачьих говорах  в качестве фразеологических единиц в бытовом контексте.

Многие составные военные термины в силу обобщенности своей семантики были перенесены в сферу обыденного общения. В связи с  этим такие  этимологически  военные выражения, как «идти в отступ»,» идти в наступ», «брать на приступ», «наряженный казак» и некоторые другие употребляются в настоящее время в донских говорах в качестве  фразеологических единиц, например: «идти в отступ», то есть сдаваться, уступать кому-либо в чем-либо, соглашаться с мнением другого; «наряженный казак» (т. е. казак, находящийся в наряде) - о человеке, которому дано ответственное поручение.

В казачьем языке особое значение приобрел образ коня. Каждый казак, который шел служить, должен был позаботиться о  коне и казачьей справе, т.е. о полном обмундировании, снаряжении, в том числе о казачьем седле, которое отличалось от драгунского. Вся жизнь казака была связана с конем - уже с детства, когда  мальчиков «посвящали» в казаки, готовили к воинской службе, у них складывалось особое отношение к коню как к близкому, верному другу, надежному товарищу. С конем в жизни казака-воина связана не просто мобильность, скорость, удача, но и такие непреходящие ценности, как дружба, верность, надежность, да и сама жизнь. Бытовые ассоциации с такими  качествами коня, как здоровье, выносливость, сила, резвость, вызвали к жизни такие обороты, как «бегать конем», то есть быстро и резво, «стоялый жеребец» - о молодом, физически сильном человеке, чьи силы находятся без применения и многие другие, а ассоциации с внешним видом коня – лексемы «коневитый», «конистый» , то есть стройный, с хорошей осанкой.

Od-450x288

Андрей Лях. Односумы

В донских говорах отмечено значительное число устойчивых фраз, отражающих  отношение казака к коню – верному боевому товарищу: «конь – душа казака»; «конь возит и воду, и воеводу»;» побереги коня один раз, а он тебя – десять раз»;» быть при силе и при стремени (быть в стремени)», т. е. находиться в хорошей форме; «гулять (играть) конём» -чувствовать себя независимо, вольно; «с коня не слезать» - находиться постоянно в боевой готовности, быть в форме; «бегать конём» - быть физически сильным; «не в своем седле» - чувствовать себя неуютно, некомфортно; «наехать конём» - резко наскочить, не дать опомниться и т. д.

Стремя в представлении казака – неотъемлемый атрибут его походной жизни; военная служба в конных отрядах требовала от казаков хорошей физической подготовки, выдержки и специфических умений. Физически слабый, немощный не мог длительное время удерживаться на коне – «в стремени», отсюда с данным выражением возникают у казаков соответствующие ассоциации  – сила,    выдержка, выносливость. Известно выражение «стремя в стремя», имеющее значение «очень близко, рядом». При этом интересно заметить, что пример, иллюстрирующий  данную  фразеологическую единицу во Фразеологическом словаре русского языка (под ред. А.И. Молоткова) и Фразеологическом словаре русского литературного языка (под ред. А.И. Федорова), характеризует жизнь именно казака: Много было здесь фронтовиков, и стремя в стремя проскакал казак этот с ними вместе по Курдистану, Туретчине, Персии (А. Первенцев. «Кочубей»).

Через данное ассоциативное поле   нередко определяются межличностные контакты: о лучших друзьях казаки говорят: «сидёлка и подпруга». Конфликтные отношения отражают  фраземы «натянуть поводья» - ограничить свободу действий; «затянуть уздечку» – с тем же значением. Внешность человека характеризуется выражением «морда – конем не объедешь»- о полном, упитанном человеке.

Такое значимое событие в жизни казака, как проводы на службу, закреплено на фразеологическом уровне устойчивым  выражением «выпить стременную» (выпить последнюю рюмку за счастливую службу казака), которое в настоящее время активно употребляется в ситуации расставания любого характера (от прощания на вечеринке до ритуального провожания молодых на брачное ложе).

С отдельными характеристиками коня по его внешности, иноходи, типу упряжи и т. д. связаны  фразеологические единицы «идти с придавом»- четко вышагивать – как конь, резко выбрасывая ноги вперед; «водить за ноздри» - заставить подчиниться – как норовистого коня; «въесться в холку» - изрядно надоесть; «подпрячься на пристяжку» - примкнуть к уже определившейся компании и др.

Как видим, приоритетные ценности военной сферы бытия казачества (в данном случае, ценность «конь»), активно переносятся   в область повседневного общения и   образно отражаются в языке, что, безусловно, является показателем их значимости в жизни и сознании казаков.

 

Евгения Брысина, доктор филологических наук