«Крестовые братья»

Особая роль при­надлежала у казаков обряду  побратимства. Это очень  древний обычай, восходящий к дохрис­тианским временам. Удивительно, что он сохранился до наших дней почти без изменений таким, как его описывают античные авторы. Означал он братство по духу, которое бывало крепче родства по крови. Как правило, побратимами становились люди, долгое время знающие друг друга, пережившие вместе какие-то особые невзгоды.

С побратимством был связан особый, отточенный веками обряд.

На рассвете двое казаков идут в степь или на курган-могилу. Становятся на колени и ждут восхода солнца. В момент, когда солнце показывается из-за горизонта, меняются нательными рубахами, целуют землю и читают трижды «Отче наш». Вновь меняются нательными крестами. Этот обычай появился в глубокой древности, после принятия нашими предками христианст­ва. Скифы, от которых казаки унаследовали этот обычай, смеши­вали кровь из надрезанных рук в чаше с вином и выпивали. Православие запрещает обычаи, связанные с любым видом крова­вой жертвы. Она заменяется обменом нательными крестами. Винопитие заменяется совместным приходом к Св. Причастию. После обмена крестами, оборотясь к солнцу и стоя на коленях, вместе читают «Символ веры», положа друг другу руки на плечи. Затем троекратно целуются и далее идут в церковь к исповеди и при­частию. Никаких клятв не произносят, и то, что два казака стали побратимами, для окружающих может остаться тайной навсегда.

Иногда на войне, перед решающим боем происходило братание целого взвода или отделения. В таком случае казаки менялись не только крестами и рубахами, но и ладанками с родной зем­лей.

Считалось, что в Царствии Небесном побратимы соединятся и на Страшном суде будут стоять вместе и вместе давать ответ, причем будут нести равное наказание и помилование, так как с момента побратимства становятся как бы одним человеком, любя побратима больше себя. Это выражалось, например, в том, что в момент наводнения или пожара побратим, если оказывался ближе,  бежал сначала спа­сать семью названного брата, а затем свою собственную.

Родство, свойство и побратимство сплачивали казачью общину в нерушимый монолит.

 

 

Борис Алмазов