Три судьбы «Тихого Дона»

История российского казачества столь драматична, а образ вольного казака столь колоритен, что кинематограф обращается к казачьей теме вновь и вновь.  Причем особый интерес к казачеству у режиссеров возникает в переломные для России моменты, когда в народе востребован образ защитника Родины и национального лидера.

 

 

Первый "Тихий Дон" был немым - в 1931 году режиссеры Ольга Преображенская и Иван Правов сняли кинофильм о любви замужней казачки Аксиньи и лихого Гришки Мелехова. Выбор из многочисленных сюжетных линий романа только одной - любовной - для того времени понятен. Коллективизация, "закручивание гаек" сталинского режима, полный отказ от  послаблений нэпа... Гамлетовские переживания Григория, поиски правды и душевные метания казаков между белыми и красными не могли быть пропущены на экран.

vk0003

На съемках фильма "Тихий Дон": Иван Правов, Эмма Цесарская, Ольга Преображенская, Андрей Абрикосов

Однако угодить переменчивым вкусам партийной верхушки тех времен режиссеры все равно не смогли. После выхода фильма в прокат Преображенскую и Правова изгнали из Ассоциации работников революционной кинематографии с формулировкой "за потакание мелкобуржуазным вкусам классово чуждых зрителей". В картине увидели только лишь "любование бытом казачества", что само по себе было политической крамолой.

Сейчас именно эти ее качества критики и относят к достоинствам ленты. Роль Мелехова стала кинодебютом для начинающего артиста Андрея Абрикосова. Возможно, поэтому образ получился лишенным штампов, свободным и сильным. Немаловажным оказалось и внешнее сходство Абрикосова с Гришкой, каким его себе представлял автор романа "Тихий Дон" Михаил Шолохов. Как вспоминала потом исполнительница роли Аксиньи Эмма Цесарская, Шолохов сам признавался ей в этом: "Вы, черти, ходите у меня перед глазами!". Цесарская тоже попала в картину прежде всего из-за яркой внешности и мощного темперамента, которые как нельзя лучше подходили для роли страстной казачки.

Совсем иначе задумывал свой фильм второй экранизатор "Тихого Дона" Сергей Герасимов (фильм снят в 1955-1958 годах). Для него это была история о переломном времени, причинах революционной смуты. Казаки показаны в ситуации, когда им необходимо сделать выбор между сторонниками и противниками революции.  Герасимов вспоминал, как власти отказывали ему в разрешении съемок фильма, которого он добивался с 1939 года: "Мне было сказано, что едва ли имеет смысл экранизировать роман, который при всех своих достоинствах выводит на первый план судьбу Григория Мелехова, человека без дороги, по сути, обреченного историей". Петр Глебов, исполнитель роли Гришки, вспоминал, как просил Герасимова включить в фильм песню, которую пел бы его герой: "В станице, где съемки велись, казаки частенько вечерами собирались на бережку, распивали вино, пели хоровые песни, и я любил с ними попеть. Ну и Герасимов согласился: «Только чтобы тяжелая, грустная была песня, о судьбе». Я порасспросил старушек на хуторе, и одна мне подсказала песню «Пташка-канарейка». Песня и разгульная, и пронзительно-тоскливая. И в конце третьей серии, когда сцена пьяного разгула и полный раскосец уже: неизвестно, куда и за кем идти, — тут и красные, тут и белые, Григорий поет: «Ляти, пта-ашка, ка-анарейка, ляти в гору высоко… пропой песню про несчастье про мое…»". Песня стала своеобразным олицетворением чувства безысходности, которым одержим главный герой.

vk0002

Кадр из фильма С. Герасимова "Тихий Дон"

На этот раз фильм был одобрен руководством страны и критикой, в прокате 1958 года он собрал 47 млн. зрителей, заняв первое место. Картина была удостоена приза "Хрустальный глобус" на Международном кинофестивале в Карловых Варах в 1958 году. В том же году на Международном смотре фестивальных фильмов в Мексике лента получила диплом за эпическую высокохудожественную форму выражения народной трагедии и за прекрасный артистический ансамбль.

Однако Михаилу Шолохову экранизация не понравилась, как рассказывал впоследствии режиссер Сергей Бондарчук. По его словам, писатель мечтал о другом прочтении романа. В 1975 году Бондарчук решил предложить зрителю свою версию эпопеи.

Путь третьего "Дона" на экраны был, пожалуй, наиболее драматичным и даже детективным. Сначала экранизации противостоял Сергей Герасимов, который, как утверждает актер Евгений Самойлов, попросил режиссера: "Дай мне спокойно умереть, Сережа, а потом снимай так, как ты думаешь".

Только в конце 1980-х Госкино поддержало идею съемок. Жена Бондарчука актриса Ирина Скобцева в одном из интервью рассказывала: "В начале 1990-х гг. была предварительная договоренность с Гостелерадио. Сергей Федорович сел писать сценарий для сериала - сначала 19 серий, потом 15, затем сократили до 13. Писал он без денежного договора. Сергей Федорович был готов снимать. Но средств на это никто не выделял - пошла волна всеобщей "перестройки", и Сергей Федорович оказался в опале". На практике это означало только одно - отсутствие государственного финансирования для съемок "Тихого Дона"".

В 1990 году итальянские продюсеры Джузеппе Коломбо и Рисполи предложили Бондарчуку софинансировать фильм. Студия "Время", которой руководил Бондарчук, подписала контракт с итальянской фирмой International Cinema Company, от лица которой выступал Рисполи, о производстве десятисерийной телеверсии и пятичасовой киноверсии романа.

vk0001

Кадр из фильма С. Бондарчука "Тихий Дон"

Но для западного проката нужны были западные звезды - это было главное условие выделения денег итальянцами. Так в картину попали Руперт Эверетт (Григорий Мелехов), Дельфин Форест (Аксинья), Ф. Мюррей Абрахам (отец Григория - Пантелей Мелехов) и другие. Бондарчук мучительно переживал необходимоть смириться с тем, что все ключевые роли отданы иностранцам.

В 1992 году, в самый разгар монтажа и озвучки, картину постиг очередной удар - у итальянцев кончились деньги. Начались судебные разбирательства. На фильм было потрачено уже около 10 млн. долларов, и итальянская сторона категорически отказалась продолжать финансирование. Весь отснятый материал остался за границей как собственность западных продюсеров.

Только в 2005 году российский Первый канал выкупил у итальянцев пленку, и сын режиссера Федор Бондарчук приступил к "сборке" картины. Сложность была еще и в том, что фильм снимался как англоязычный, и предстояло не только перевести текст на русский, но и наложить русскую речь на английскую артикуляцию актеров. На экраны фильм вышел в 2006 году. Фильм получил массу отзывов, и по большей части -  скептических. Большинство оценок неизбежно сводились к сравнению с предыдущими киноверсиями "Тихого Дона". И выводы делались не в пользу прочтения Бондарчука.

Однако на эту историю можно взглянуть и с другой стороны, оставив несколько в стороне художественные аспекты киноэпопеи. Как и его предшественники, Сергей Бондарчук снимал "Тихий Дон" в переломный для страны момент. Крушение идеалов, поиск новой «правды» - эти черты революционных перемен обостренно чувствовал режиссер, работая над фильмом. И невольно искал в судьбе казачестве ту высокую национальную идею, которую Россия, казалось бы, утратила навсегда…

 

Ольга Мягченко